?

Log in

Thu, Sep. 28th, 2006, 11:25 am

Мой приятель Т. - графоман. Пишет в стол. Стол сопротивляется. В качестве последнего акта неповиновения стол откинул (отгрыз?) ножку и, если бы мог - убежал бы.
Не в силах жить в условиях подобного несходства литературных вкусов, нетерпимый Т. явился ко мне со странным умозаключением на устах: "Я буду работать за твоим столом. Судя по тому, какую чушь ты пишеь, он более лоялен".
Я попытался уверить Т, что он ошибается. Что у моего стола вообще аллергия на изящную словесность. Что с него осыпается лак, а по ночам он жалобно скрипит. А романтическая девушка, попытавшаяся начертать в пыли на нем пару строк Гёльдерлина, он намеренно напугал стоном открывающейся дверцы, да так, что она с тех пор наотрез отказалась бывать в моей обители. Только из уважения к недомоганию старичка я пишу на полу. А на столе - ем. К тому же неповторимые масляные пятна на столешнице надежно убеждают гостей в том, что я - большой оригинал. А вот пол - он весь в распоряжении Т.
"Чушь" - сказал Т, помахав перед моим носом пачкой бумаги, - "ты мастер нести пургу. Пропусти меня - нужно записать монолог главной героини."
Да, забыл сказать: Т. принципиально не пользуется компьютерами.
- Если бы у Льва Толстого был компьютер, он никогда не написал бы "Войну и мир".
- А Софья Тольстая не жила бы в состоянии перманентной беременности. - отвечаю я, ощущая острое желание подаить Толстому компьютер. Наверное, нужно закопать ноутбуки по периметру Ясной поляны, чтобы там наконец успокоился тяжкий похотливый дух этого монстра плодовитости. И подарить компы всем сотрудникам музея. Которые наверняка его потомки...